Радио “Комсомольская правда”: Начало учебного года: всё, что вы хотели знать, но боялись спросить

Меню раздела

Александр Милкус и Мария Баченина вместе с президентом Российской академии образования Ольгой Юрьевной Васильевой обсуждают, что нам готовит грядущий учебный год.

А. Милкус:

«Родительский вопрос» в эфире. В студии Александр Милкус и Мария Баченина. Сегодня у нас замечательный гость – президент Российской академии образования Ольга Юрьевна Васильева. Поговорим о том, что нам готовит грядущий учебный год.

У массового слушателя может возникнуть вопрос: что такое Российская академия образования сейчас?

О.Ю. Васильева:

– Когда нажимаешь поисковик, он находит РАО – Российское авторское общество. Я мечтаю, чтобы прежнее название – Академия педагогических наук – все-таки вернулось. 30 октября 1943 года, до победного мая год и восемь месяцев. Страна принимает решение о создании Академии педагогических наук. В то время, как воссоздание РАН произошло в 1946 году. Возникает вопрос: почему? Да потому что позади был Курск, коренной перелом состоялся. И главное, что стояло перед страной, это не только восстановление, но и научный скачок вперед. Два огромных проекта, которые были впереди – ядерный и космический проекты. Стране требовались специалисты высшей квалификации. Поэтому первая задача была – подготовить специалистов высшей квалификации, кандидатов и докторов наук.

Выделяются шесть направлений деятельности. Через год создаются шесть институтов в 1944 году. Академия работает очень тесно с Министерством просвещения. И первый президент Академии был как раз министром просвещения. Сейчас я сижу в кабинете, а портрет первого президента передо мной. Это все взаимосвязано. Зная, что необходимы еще и прикладные вещи, в Институте коррекционной педагогики специально разработали курс для восстановления речи. Очень много челюстных ранений, солдаты и офицеры теряют речь. Кроме глобальных задач, они все остались, это и наука, и исследования, экспертиза, прогнозирование, создание школы кадров высшей квалификации, академия получила от страны задание – быстро создать программу реабилитации тех, кто ранен. Чтобы восстановить речь.

В 1946 году была восстановлена большая академия. 153 института. Практически в каждой из 15 республик была академия. Работали коллеги в области педагогики, возрастной физиологии, школьной гигиены, тактика, методика, причем по предметам, по направлениям, по стратегии развития, по управлению. Это все была одна большая академия. На всей территории страны обязательно был научный центр, который был связан с академией.

Задаются научные перспективы, апробация всего лучшего, что имеет практическое применение, тут же применяется в системе образования страны. Это внедрение, которое проходило. Исследование, апробация, внедрение. С 2013 года происходят изменения. Институты Российской академии образования, а их шесть, пять в одном министерство, одно – в другом, для того, чтобы заниматься уставной деятельностью, которая у нас есть, у нас четыре государственных академии, учредителями которых является правительство Российской Федерации. Это Академия наук – я ее называю Большая академия. Академия образования. Это Академия художеств и Академия архитектуры и строительных наук – одна из самых малочисленных академий. Все остальные – общественные организации, естественных наук, военных и так далее.

Первое, что возникает в голове, когда ты сегодня смотришь, чтобы все-таки собрать то, что было, воедино. И собрать, то, что уже сейчас в областях знаний о науке, именно на местах. Поэтому в каждом из 85 федеральных округов Российская академия на базе ведущих университетов создала научные центры, их сегодня 35. Это не только исследования, как фундаментальные, так и прикладные, но и организация мероприятий всероссийского и международного масштаба, взаимодействие внутри регионы, передача опыта.

Мы подписали соглашения, когда-то такие соглашения были практически со всеми регионами страны. Это и Москва, и Курск, и Смоленская область. Причем это соглашения о реальном сотрудничестве. Руководители этих регионов хорошо понимают, какова роль науки, чтобы стало чуть лучше. Тот, кто понимает роль науки, он понимает очень многое.

Полностью интервью можно прочитать по ссылке.