“Омск-Информ”> Олег Смолин: «Мы сделаем все, чтобы дети учились по нормальным учебникам»

Депутат Государственной думы, член-корреспондент Российской академии образования Олег Николаевич Смолин рассказал РИА «Омск-Информ» о том, как идет работа по возвращению в школу единых образовательных стандартов.

– Олег Николаевич, недавно потряс один факт – в Иркутском университете студентов пятого курса учат отделить Сибирь от России. Там семинар так и называется: «Моделирование экономики государства Сибирь».  Это что, допускается нашими государственными образовательными стандартами?

– Можно переехать из одного города России в другой или перейти из одной городской школы в другую, и вы можете оказаться в другом образовательном пространстве с другими программами. Те же самые предметы вам придется либо изучать дважды, либо вообще не изучать.

В 2007 году был принят Федеральный закон № 309, по которому в стандартах остались требования к условиям образовательного процесса, к структуре образовательных программ, хотя никто не понимает, что это такое, и требования к уровню подготовки выпускников. А вот содержания предметов – того, чему, собственно говоря, должны учить – в стандартах нет!

 Школам дали задание, как учить, а чему учить – нет?

– К сожалению, да. Я и мои коллеги по фракции КПРФ многократно предлагали законопроект, направленный на то, чтобы содержание в образовательные стандарты вернуть. Последний такой законопроект был отклонен Государственной думой не далее, чем прошедшей зимой. Но после этого в нашем комитете по образованию была создана специальная рабочая группа, которая пришла к выводу, что в той или иной форме содержание образования в стандарты нужно возвращать. Как говорил Рейган: «Моя правая рука не помнит, что делает крайне правая». Думаю, содержание в стандарты, так или иначе, все-таки будем возвращать.

– Почему необходимо это сделать?

– Дело в том, что если в стандартах отсутствует содержание обучения – разваливается единое образовательное пространство страны. Школы в Омске учат истории или литературе по одной программе, школы в Башкирии – по другой, на Камчатке – по третьей. И так в каждом регионе, в каждом населенном пункте. Потому что нет главного – единого стандарта на содержание этих и других предметов. Поэтому содержание в федеральных образовательных стандартах – позиция № 1.

– А как быть с учебниками?

– Сейчас существует специально установленная процедура для включения учебников в федеральный перечень, ежегодно утверждаемый Министерством образования. В школах можно изучать предметы только по тем учебникам, которые включены в федеральный перечень. Суть процедуры такова. Сначала научную экспертизу учебника проводят несколько научных организаций во главе с Академией наук. Затем учебник проходит педагогическую экспертизу в нескольких организациях во главе с Российской Академией образования. После этого проводится еще и общественная экспертиза учебника разными общественными организациями, в том числе Российским книжным союзом, Ассоциацией школьных библиотек и рядом других. И, казалось бы, в этой ситуации все должно быть абсолютно нормально.

– Еще бы – это же трехступенчатая система!

– Тем не менее проблемы остаются. Недавно мой прямой начальник, руководитель Комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов, известный политолог, член «Единой России» самолично прочитал несколько учебников истории советского периода и пришел в полное замешательство. Даже в тех учебниках, которые считаются изданными патриотическими издательствами, написано, что с конца 1939-40 годов до начала Великой Отечественной войны СССР был невоюющим союзником Германии. Слушайте, хорош союзник, когда все знают, что Гитлер и Сталин готовились к войне друг против друга! Какие же они союзники?

Уже не говорю о том, что, например, хоть я не принадлежу к сталинистам, но на месте Сталина тоже подписал бы пакт Молотова-Риббентропа. Почему? Да потому, что другого варианта удержать мир хотя бы еще какое-то время просто не было! Иначе Гитлер объединился бы с Чемберленом и Даладье против СССР. Тогда ведь все играли друг против друга. Они пытались натравить Гитлера на нас, а Сталин сыграл так, что натравил Гитлера в первую очередь на них.

В общем, проблема с учебниками, конечно, есть, и вижу ее уже не только я. Недавно депутат Ирина Яровая внесла в Госдуму законопроект, который будет рассматриваться в сентябре. Он предполагает введение базовых учебников или возвращение к единому учебнику.

– Это правильное решение, на ваш взгляд?

– Я так не думаю.

 Почему?

– Во-первых, те самые учебники истории, про которые я только что рассказывал, в большинстве получили экспертизу Российского исторического общества. Но это не спасло их от субъективизма в освещении советского периода. Это не только моя точка зрения, так думает и Вячеслав Никонов.

 Почему же так получилось? Ведь учебник прошел такое сито из контролирующих организаций…

– Может быть, именно потому, что у семи нянек дитя без глазу. Но самое главное – в другом. Даже в советское время не было одного, общего для всех учебника. Они были едины по содержанию, но разные по уровням и методикам изложения. Были учебники для обычной школы, были для поступающих в вузы – они несколько отличались. Учебники для техникумов – еще немного другие. Были свои учебники для коррекционных школ. Уверен, правильный подход не в том, чтобы был один учебник. Нужно, чтобы содержание в учебниках было единым, а подача материала, методики преподавания в учебниках различались в зависимости от аудитории. Разные группы педагогов, разные группы ученых, разные ведомства должны бороться за то, кто лучше сможет преподать нашим детям одно и то же содержание образовательного стандарта по химии, например, или по математике. Вот в этом, на мой взгляд, должен заключаться правильный подход.

Еще одна проблема современных учебников – переусложненность. Там даже простые вещи написаны очень сложным языком. Как преподаватель вуза я вполне могу написать вузовский учебник. Но никогда бы не взялся бы за школьный! Почему? По той причине, что школьный учебник надо изложить понятно и интересно детям. А это можно сделать только с участием учителей, которые видят ребенка каждый день и понимают, как нужно изложить материал, чтобы ему это было понятно и интересно. Поэтому я убежден, что нужно как можно скорее вносить изменения  в стандарты и возвращать содержание в образование. И учебников должно быть не бесконечное множество, а несколько, рассчитанных на разные группы детей, с разной методикой подачи материала.

– Это возможно?

– Мы будем пытаться добиться этого уже в ближайшую сессию Госдумы. За результат поручиться нельзя. Но, как говорили древние, делай, что должно, и пусть будет, что будет.

– Судя по вашему рассказу, Министерство образования России все-таки поддается давлению депутатов?

– В каких-то вопросах – да, но, к сожалению, очень медленно. Сначала они долго портили образование детей с помощью ЕГЭ, сейчас начинают потихоньку исправлять ситуацию. Но крайне медленно, в год по чайной ложке.

 Ваш комитет по образованию выступает в этих вопросах единым фронтом?

– По-разному. Депутаты разных фракций занимают там разные позиции, но по каким-то вопросам наши мнения и позиции совпадают.  Есть законопроекты, где мы голосуем единогласно. Например, по проектам  законов, связанных с бюджетной поддержкой образования во время кризиса. Но в комитете депутаты голосуют каждый за себя и часто все одинаково, а на заседаниях Госдумы – по фракциям, то есть как фракция решила. И получается, что партийно-политическая дисциплина часто оказывается выше интересов отрасли, которую мы все должны защищать. А я, например, считаю, что для всех членов нашего комитета главной партией должна быть партия образования.

– Значит, на ближайшей осенней сессии вы снова будете биться за  возвращение содержания предметов в образовательные стандарты?

– Да. И за этот вопрос, и за возвращение бесплатных групп продленного дня – это мой законопроект. Еще будут рассматриваться законопроект о надбавках за классное руководство и законопроект Яровой о едином учебнике. И конечно, что очень важно, будет рассматриваться бюджет. Мы еще не видели проекта бюджета в первом чтении, но по предварительной информации в  нем  собираются продолжить резать социальные программы. Говорят,  от 10 до 30 процентов. Так что биться в этом году придется много.

omskinform.ru, 13 августа 2015