“МК”> Людмила Вербицкая: “Сохранять язык нужно с пеленок”

Диктант экзаменуемым читала Людмила Вербицкая, президент Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы и Российского общества преподавателей русского языка и литературы, председатель Попечительского Совета фонда «Русский мир». В июне она снова приехала в Берлин — теперь уже награждать номинантов.

Церемония вручения почетных грамот и памятных призов ознаменовала собой завершение перекрестного Года русского языка в Германии и немецкого в России. В течение года — с июня 2014-го — в ФРГ и РФ было проведено множество круглых столов, конференций, семинаров, фестивалей и летних школ, укрепляющих лингвистическое сотрудничество.

После церемонии Людмила Алексеевна любезно согласилась дать интервью нашей газете.

Людмила Алексеевна Вербицкая (г.р. 1936) — советский и российский ученый-лингвист, доктор филологических наук, профессор, ректор СПбГУ (1994-2008), президент СПбГУ (с 2008 года), вице-президент Российского Союза ректоров. Академик Российской академии образования (с 1995), с 2013 — президент Российской Академии Образования.

─ Людмила Алексеевна, русский язык — пятый по распространенности в мире, одиннадцатый — в Интернете (20 миллионов русскоязычных пользователей), он является родным для 160 миллионов человек, еще более 110 миллионов человек владеют русским как вторым языком…

─ Это кто это вам такое сказал? Русский — родной как минимум до 350 миллионов! А вообще, если хорошо посчитать, то для не менее полутора миллиардов. Во всяком случае, мы надежно делим третье место по распространенности с испанским после китайского и английского.

─ Тем не менее, для русского языка, достигшего пика своей популярности на рубеже 80-90-х годов, характерна тенденция сокращения своего влияния в мире в силу ряда геополитических причин.

─ Не соглашусь с вами. Я, например, приезжаю в прибалтийские страны и вижу молодежь, которая начинает говорить по-русски, хочет учить русский язык! Я хорошо знаю Международную ассоциацию преподавателей русского языка и литературы, которую возглавляю, и вижу, какая работа там кипит. Я бываю во многих странах, и могу сказать: русский язык — нужен, он — востребован.

─ Что делает Россия и фонд «Русский мир», в частности, чтобы сохранить популярность русского языка в мире, Европе, и в частности в Германии?

─ Вы, наверное, знаете, что у фонда есть две задачи — первая, сделать все для сохранения прекрасного, литературного, яркого, образного русского языка внутри России и распространить его за пределы нашей родины. И с той и другой задачей фонд справляется хорошо. У нас есть сотня филиалов «Русского мира» в самых разных странах. Я недавно видела, как такой центр работает в Пекине, как другой такой центр функционирует в Праге. В Гранаде мы только что открыли филиал «Русского мира». Это все большая работа, и она, несомненно, приносит пользу.

─ На одной из встреч глав государств в 2003-м году было подписано соглашение, касающееся сферы лингвистического образования. Насколько хорошо оно выполняется? Участвует ли Россия, допустим, в обучении преподавательских кадров для заграницы?

─ Преподавательские кадры готовятся, а как же? У нас, например, в Петербургском университете есть отдельная кафедра, которая занимается русским языком и методикой его преподавания. И как раз задача заключается в том, чтобы учить русскому языку носителей самых разных языков, с опорой на их родной язык. Есть соответствующие методики. Это делается не только в Санкт-Петербурге, но и во многих других университетах самых разных регионов России.

─ Вы в Германии далеко не первый раз и наверняка общались с немцами по поводу русского языка — возможностей его изучения. Как вы думаете, немцам вообще интересен русский? Ко мне, например, уже подошли два родителя одноклассников старшего сына с предложением — нам так нравится русский язык! Мы когда-то учили его в школе, но хотим изучать дальше!

─ Во-первых, здесь столько русских, что русскую речь вы слышите везде. Во-вторых, конечно, проявляют интерес! Посмотрите на Магдебургский университет — какое количество студентов изучает там русский язык! А в Свободном университете в Берлине, а в других? И в школах последние годы тоже интерес к русскому языку возрос.

Вы знаете, состояние русского языка в Германии как раз совсем неплохое, мне кажется. Именно потому, что есть разного рода курсы, и люди с легкостью могут на эти курсы записаться.

Нас больше сейчас тревожит сейчас состояние вот такого спонтанного русского языка в России. Потому что очень часто наши студенты, допустим, из Германии или других стран, после урока выходят в коридор, общаются со сверстниками, потом возвращаются к преподавателю и говорят — мы ничего не поняли! Потому разговорный язык, который использует наша молодежь, сильно отличается от литературного языка. Вот, например, слово «оттянуться» — раньше, еще лет двадцать назад, оно имело одно значение, а сейчас совсем другое.

─ Не будем приводить в пример другие известные слова...

─ Да уж, давайте не будем.

─ Вы также имеете в виду неологизмы, сокращения и заимствованные слова, которые используются в современной речи? Так это общемировая тенденция во многих языках. Кстати, российские депутаты недавно предлагали внести на рассмотрение закон об использовании русских слов вместо иностранных аналогов, привнесенных в язык. Но инициатива не прошла.

─ Депутаты могут предлагать все что угодно, но государство не может вмешиваться в регулирование языка. Любой язык, и, в частности, русский, развивается по своим внутренним законам. И надо прекрасно знать языковую систему и структуру, чтобы понять, что разрешает язык, а что нет. К сожалению, за последнее время именно внутри страны состояние русского языка не может не вызывать наше беспокойство. Потому что просторечные пласты проникли в разговорный язык, появилось огромное количество заимствованных слов. Хотя, если посмотреть с другой стороны, эти заимствованные слова связаны с тем, что появились новые понятия, новые направления науки… Ясно, что компьютерные технологии привнесли в речь массу заимствованных слов. Как еще можно назвать, например, вебсайт? Но вот почему у нас сплошь и рядом «кофе-брейки»? И менеджер у нас — каждый второй. А клиниг-менеджер, это кто? Почему бы просто не сказать: уборщик!

─ Это для солидности, видимо…

─ Да какая тут солидность? И красивого ничего нет.

─ Не грозит ли языку постепенное умирание, если мы постоянно будет использовать в речи заимствованные слова?

─ Главное — это внутренние языковые законы, они не дадут языку умереть, он сам справится со всем. Но люди должны слышали прекрасную, яркую, образную речь, а не вот эти просторечные конструкции и выражения… Поэтому, когда мы говорим о состоянии русского языка в России, то мы и требуем, чтобы те, кто выступает публично — депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации и другие должностные лица — чтобы требование к их знанию языка были высокими.

Я уже десять лет об этом говорю — чтобы курс культуры речи стал обязательным для целого ряда сотрудников, которые имеют дело с людьми. Кстати, на последнем Совете по русскому языку при президенте России было принято решение: требования к знанию русского языка для этих лиц должны быть повышены и записаны, как обязательные требования, без которых человек не может исполнять свои обязанности. Но пока это лишь рекомендации.

─ Мне, как маме билингвального ребенка, очень важно, чтобы ребенок сохранил родной язык. Мы в семье этому уделяем большое внимание — читаем книжки, смотрим фильмы и мультики на русском, ходим в русскоязычные кружки. А что делает Россия, чтобы поддержать русский язык за рубежом именно в детской среде?

─ У нас сравнительно недавно, около года назад появилась стратегия дошкольного образования в России. Так что еще и в России-то еще не все проблемы решены. И, кроме того, мы занимается, в соответствии с этой стратегией, только детьми от трех лет. А к этому возрасту ребенок уже сформировался.

Конечно, за рубежом русский язык, особенно детский, нуждается в особом отношении. Что мы можем — мы делаем. Мы и учебники выпускаем, но этого явно недостаточно. Организовать русскоязычные лагеря для детей всех стран тоже невозможно. Тут первая задача стоит перед родителями, это они должны организовать комфортную русскоязычную среду в своей семье. Потому что сохранять русский язык важно с пеленок.

«Великий и могучий» в Германии

Несмотря на весьма оптимистический настрой российских чиновников, русский язык за рубежом, в том числе и в Германии, за последние десятилетия серьезно сдал свои позиции. Благодаря большому количеству русскоязычных эмигрантов, «великий и могучий», конечно, является достаточно распространенным в ФРГ, но назвать его популярным иностранным языком, как это было в годы СССР, можно лишь с натяжкой.

Русский язык преподается примерно в девяти тысячах школ Германии (это примерно одна шестая часть всех школ страны). В системе среднего общего образования Германии русский язык можно изучать в качестве обязательного предмета как первый иностранный, второй иностранный язык (это делается по выбору) либо факультативный предмет.

Последняя форма изучения наиболее распространена, и русский язык немецкие школьники нередко учат в качестве своего третьего или даже четвертого иностранного языка (это обычно практикуется в гимназиях, начиная с 8 или 9 класса). Кроме того, в некоторых учебных заведениях изучение языка организовано в кружках во внеурочное время.

При этом число немецких школьников, изучающих русский язык, с начала 90-х сократилось почти в пять раз. Однако в последние годы темпы этого сокращения замедлились, и этот факт является, пожалуй, самой позитивной новостью в оценке положения русского языка в Германии. Сейчас русский язык учат в общей сложности 140 тысяч немецких школьников или 1,5% от их общего числа. По степени распространенности в системе среднего образования русский язык находится на пятом месте, уступая английскому, французскому, испанскому и латинскому языкам.

В учреждениях среднего профессионального образования Германии наш язык как иностранный учат около 7 тысяч студентов, что составляет всего 0,3% от общей численности учащихся данной ступени обучения.

В системе высшего образования русский язык изучается в полусотне немецких вузов: около 10 тысяч студентов, а также аспирантов осваивают его на филологических факультетах тридцати вузов как специальность (в рамках дисциплин «славистика» и «славянская филология»), и еще столько же — просто как иностранный язык. Между тем, в последние годы в вузах русский язык потихоньку теснят другие славянские языки — польский, чешский, сербско-хорватский, болгарский, словацкий и словенский. Что, впрочем, вполне объяснимо — единой Европе для решения общих задач необходимы специалисты-языковеды «внутреннего пользования».

Между тем, по общему количеству изучающих иностранные языки в академической системе Германии русский в настоящее время делит третье-четвертое место вместе с испанским языком после английского и французского языков.

mknews.de, 6 августа 2015