Доклад Людмилы Вербицкой «Задачи РОПРЯЛ и проблемы языкового и литературного образования в школе и вузе»

События 2014 года неизбежно приводят к пересмотру деятельности российского государства в разных областях жизни.

Перемены затрагивают и систему российского образования, которое часто вызывает критику широкой общественности.

Практически каждый гражданин России считает, что в образовании и медицине понимает все.

Российское общество преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ), выражающее интересы своих членов, доводит до руководства, Правительства, Минобрнауки мнение общественности. Все мы, преподаватели вузов и школьные учителя, члены Российского общества преподавателей русского языка и литературы понимаем, что перед школой стоит множество задач, и мы должны предлагать пути их решения, исходя из собственных представлений о том, какой должна быть современная школа и каким в этой школе должно быть преподавание русского языка.

Российское общество преподавателей русского языка и литературы на протяжении всех 15 лет своего существования проводит активную деятельность в области распространения, поддержки, сохранения русского языка в разных субъектах российской Федерации. Речь идет не только об организации научных конференций и конгрессов РОПРЯЛ по актуальным вопросам русистики или таких социально значимых мероприятий, как фестивали русской речи, но и об активном участии РОПРЯЛ в деятельности государства – в подготовке Федерального Закона «О государственном языке Российской Федерации», проектов федеральных целевых программ «Русский язык» на 2006 – 2010 и 2011 – 2015 гг., комплекса документов для создания Фонда «Русский мир», «Государственной концепции поддержки русского языка в мире» и многого другого. За последнее время наше профессиональное сообщество русистов стало авторитетной организацией, с которой считаются органы государственной власти. Мы должны чувствовать ответственность за все то, что происходит в системе российского образования, и в частности в области преподавания русского языка и литературы, и должны быть более активными в отстаивании интересов не только учителей и преподавателей русского языка и литературы, но и всего российского общества.

Сама жизнь показывает, что нам надо выстроить стройную систему анализа всех сегментов российского образования, выявления существующих проблем, разработки путей их решения, их обязательного обсуждения, по крайней мере, на двух уровнях – профессиональной общественностью на конференциях и конгрессах РОПРЯЛ и широкой общественностью – на интернет-сайтах и в периодической печати. Полагаем, что к обсуждению этих проблем необходимо привлечь членов Российской академии образования (РАО), обладающей мощным интеллектуальным потенциалом.

Одна из задач современной педагогики состоит в том, чтобы четко определить какую личность должна подготовить российская школа за 11 лет обучения. От этого зависит состав учебных предметов, срок обучения в школе, объем и характер знаний, получаемых в школе, в частности содержание учебных предметов «Русский язык» и «Русская литература», и наконец, развивающаяся и воспитательная составляющая школьного обучения. Конечно же, это зависит от целей и приоритетов развития России, которые на долгосрочную перспективу четко не определены. Не имея четкого определения целей и приоритетов развития страны, ясно сформулированных ценностей и идеалов, трудно ответить на вопросы: «Какие новые задачи и цели стоят сегодня перед школой в России?», «Какими путями должны достигаться эти цели?».

Тем не менее, мы, представители РОПРЯЛ, уже сейчас, опираясь на наш опыт работы и понимание того, что необходимо для развития страны, можем в общих чертах определить характеристики личности выпускника российской школы.

Безусловно, это должна быть высоконравственная личность с ответственным отношением к окружающему миру и людям, что достигается за счет изучения языка, литературы, истории и культуры, получившая общее широкое, а не узконаправленное образование.

Это должна быть личность с высоким чувством любви к своей Родине. Это должна быть творческая личность, ориентированная на созидательный труд, а не на потребление результатов чужого труда

Именно такие люди могут обеспечить ее будущее, будущее наших детей и внуков.

Есть и другие, не менее важные проблемы, связанные со средним образованием.

Уже довольно давно российским гражданам навязывается представление о школе (да и о вузе тоже), где не учат детей, а оказывают им образовательные услуги. В этом случае школа из государственного заведения, существующего на деньги российского общества и готовящего его членов, может превратиться в предприятие, зарабатывающее деньги.

Именно на это обратили внимание Президента РФ  участники Народного фронта в Пензе. Президент согласился с тем, что «образовательные услуги» не лучшее выражение, характеризующее систему образования.

И еще один очень важный момент: мы должны в полной мере осознать, насколько важны гуманитарные дисциплины для формирования личности. Д.С. Лихачев говорил: «Гуманизация образования – это путь в гуманизации общества». И первыми в ряду гуманитарных дисциплин стоят, конечно, язык и литература.

Важно при этом подчеркнуть, что русский язык – это тот предмет, знание которого необходимо каждому члену нашего общества, преподавателю любого предмета.

Русский язык (культура речи) должен входить в образовательную программу любого вуза, любого университета.

Нас, преподавателей русского языка и литературы, тревожат тенденции, которые мы наблюдаем в трансформации школьных программ на протяжении последних десятилетий. Курс русского языка в средней школе сегодня излишне теоретизирован. Создается впечатление, что дети в школе изучают упрощенный вузовский курс русского языкознания. Уровень же грамотности стал заметно ниже. Ведь знания о языке сами по себе еще не обеспечивают высокого уровня владения языком. Наукообразие школьных учебников вызывает нежелание детей учиться по ним. Социологические опросы показывают, что современная школа не справляется с обучением русскому языку и литературе – в нем много формализма и скуки. И самое главное – всё реже встречаются учителя-личности, способные заинтересовать и увлечь своих учеников неоценимыми богатствами нашей культуры. Не может не вызывать опасения состояние школьного курса русской литературы, генетически связанной с изучением русского языка. Количество часов на изучение литературы недостаточно, а ведь только через литературу можно заложить в сознание ученика понятие о добре и зле, о том, что правильно и что неправильно.

Требует обновления содержание школьного образования, в том числе языкового и литературного. Каким должно быть это обновление – это надо обсуждать, но несомненно, что курс русского языка должен быть более простым, более интересным, практически ориентированным. Традиционное в нашей школе внимание к письменной форме речи обусловливает особый интерес в программах к грамматике, орфографии и пунктуации. Не отрицая значимости этих аспектов обучения, следует возражать против их абсолютизации, что и происходит в настоящее время и в какой-то мере находит отражение в содержании ЕГЭ.

Курс русской литературы также должен быть более интересным. Нужно помнить, что его основная задача – научиться любить книгу, любить читать, а не овладеть набором литературоведческих терминов.

Пристальное внимание необходимо обратить на содержание федеральных государственных образовательных стандартов, которые, как представляется, еще весьма далеки от совершенства.

Современные федеральные государственные образовательные стандарты по русскому языку и литературе требуют, чтобы у младших школьников были сформированы первоначальные представления о единстве и многообразии языкового и культурного пространства России, о языке как основе национального самосознания, понимание того, что язык представляет собой явление национальной культуры и основное средство человеческого общения, осознание значения русского языка как государственного языка Российской Федерации, языка межнационального общения. Кроме того, у них должно быть сформировано позитивное отношение к правильной устной и письменной речи как показателям общей культуры и гражданской позиции человека. Мы не сомневаемся в том, что все это действительно нужно, но в стандарте нет главного для начальной школы – учить читать, грамотно писать и свободно говорить на прекрасном русском литературном языке.

А что есть? Стандарт требует, чтобы учащиеся начальной школы овладели первоначальными представлениями о нормах русского и родного литературного языка (орфоэпических, лексических, грамматических) и правилах речевого этикета, умели ориентироваться в целях, задачах, средствах и условиях общения, выбирать адекватные языковые средства для успешного решения коммуникативных задач, овладели учебными действиями с языковыми единицами и умели использовать знания для решения познавательных, практических и коммуникативных задач. Это, конечно же, важные задачи, но все-таки задачи обучения чтению, письму и устной речи должны быть приоритетными.

Впрочем, вопрос об обучении чтению должен решаться на уроках литературного чтения. Что же требует стандарт начальной школы в области литературного чтения: понимания литературы как явления национальной и мировой культуры, как средства сохранения и передачи нравственных ценностей и традиций, осознания значимости чтения для личного развития; формирования представлений о мире, российской истории и культуре, первоначальных этических представлений, понятий о добре и зле, нравственности, успешности обучения по всем учебным предметам. Это все очень хорошие, хотя, кажется, что в начальной школе не всегда выполнимые требования. Все же главным должно быть формирование умения читать вслух и про себя, формирование потребности в систематическом чтении. Эти задачи идут в перечне требований последними. Жаль, что задача привития любви к книге и к чтению книг в стандарте вообще не ставится.

И еще одно самое удивительное – ученики средней школы должны владеть различными приемами редактирования текстов, уметь проводить лингвистический эксперимент и использовать его результаты в процессе практической речевой деятельности, понимать и осмысленно использовать понятийный аппарат современного литературоведения в процессе чтения и интерпретации художественных произведений, владеть навыками комплексного филологического анализа художественного текста и т.д. (еще четыре подобных требования). Нельзя не задать вопрос: Если все это можно сформировать в углубленном школьном курсе языка и литературы, то зачем дальше ученикам учиться в университетах? Нельзя не отметить, что и среди этих школьных требований отсутствует требование научить ученика грамотно говорить и писать.

РОПРЯЛ выступает за рационализацию ЕГЭ по русскому языку и литературе, и в том числе за введение сочинения как формы контроля и оценки знаний по литературе. Как Вы знаете, последнее предложение уже принято Министерством образования и науки и школьное сочинение уже возвращается в школу.

Одной из серьезных проблем нашего времени является обучение русскому языку в полиэтнических классах, состоящих из учеников, говорящих на русском языке с детства, и детей мигрантов, многие из которых плохо владеют русским языком. В наше время в крупных городах России полиэтнических классов становится все больше и больше, и проблема обучения русскому языку в этих классах, обусловленная, главным образом, различием в уровне владения русским языком, становится все острее.

РОПРЯЛ считает, что в целях сглаживания уровней владения русским языком необходимо создавать при общеобразовательных учебных заведениях подготовительные классы для детей мигрантов, не владеющих русским языком, с тем, чтобы к поступлению в 1 класс сформировать у них хотя бы элементарный уровень владения русским языком (А-1, 120 учебных часов). Необходимо выделять финансовые средства для оплаты труда учителей в подготовительных классах и создать несколько вариантов учебников для работы в этих классах. Также важно давать возможность школам организовывать курсы языковой адаптации детей трудовых мигрантов, включающихся в обучение со 2 класса и позже.

На недавно прошедшем в Санкт-Петербурге межвузовском семинаре по проблемам обучения мигрантов и членов их семей выявилась еще одна проблема: в Москве некоторые школы не желают принимать детей мигрантов на обучение в старшие классы, чтобы не «испортить» общешкольные показатели сдачи ГИА и ЕГЭ.

РОПРЯЛ считает, что необходимо добиваться принятия на государственном уровне решения о возможности для учащихся, не являющихся гражданами России, проходить в качестве итоговой аттестации по русскому языку не ГИА и ЕГЭ, а тестирование по системе ТРКИ (на уровень В1), которое дает возможность в дальнейшем поступать в российские вузы.

В настоящее время снизился уровень подготовки иностранных студентов по русскому языку, что отрицательно влияет на процесс получения ими профессионального образования в российских вузах на русском языке и, безусловно, сказывается на имидже российского образования в мире.

Существовавшие ранее подготовительные факультеты для иностранцев почти повсеместно превратились в курсы русского языка. На этом начальном, самом ответственном этапе обучения русскому языку теперь часто работают преподаватели, не имеющие стажа работы, не чувствующие ответственности за результаты своего труда. С подготовительных факультетов убраны кафедры общеобразовательных предметов, без которых невозможна эффективная подготовка иностранных студентов к 1 курсу вуза. Если мы действительно хотим осуществлять качественную профессиональную подготовку иностранных студентов, мы должны возродить подфаки в том виде, в каком они существовали на протяжении многих десятилетий, и привлекать для работы на них наиболее опытных преподавателей.

Еще одна проблема: в настоящее время в нефилологических вузах количество часов на изучение русского языка иностранцами приравнено к количеству часов на изучение иностранного языка русскими студентами (при том, что русский язык для иностранных студентов – не только учебный предмет, но и язык, на котором проходит все их обучение в российском вузе). Это также снижает качество подготовки по русскому языку и качество профессиональной подготовки в целом.

И наконец, наши иностранные аспиранты в течение уже нескольких лет должны сдавать в качестве кандидатского экзамена по иностранному языку не русский язык, который им нужен для написания диссертации, а английский, немецкий, французский или испанский, которыми многие из них не владеют или владеют в слабой степени. Причина в том, что русский язык в документах Минобрнауки не введен в число иностранных языков, по которым принимают кандидатские экзамены в России. Разработанные для российских граждан требования не учитывают специфики подготовки аспирантов-иностранцев.

РОПРЯЛ считает, что в целях повышения качества профессиональной подготовки иностранных студентов в российских вузах, важно повысить качество их обучения русскому языку. Для этого необходимо:

– возродить систему подфаков, на которых установить соотношение иностранных студентов и преподавателей 1:4, обеспечить предвузовское обучение русскому языку в объеме 720 ч. (для студентов гуманитарного профиля – 850 ч.), предусмотреть обучение не только русскому языку, но и образовательным учебным предметам на русском языке по профилю подготовки студентов;

– возродить в филологических и нефилологических вузах обучение иностранных студентов русскому языку в объеме, необходимом для успешного усвоения ими учебных программ (для образца можно взять объемы учебных часов, существовавшие в советское время);

– включить в программу кандидатского экзамена по иностранному языку для аспирантов-иностранцев дисциплину «Русский язык как иностранный», как это было до 2007 года.

Необходимо расширить возможности повышения квалификации по русскому языку.

Мы все чувствуем, как изменился язык за последние 15 лет, как просторечные пласты лексики проникли в литературную, нормативную речь, какое огромное количество заимствованных слов употребляется в тех случаях, когда есть прекрасные русские синонимы (менеджер, кофе-брейк, дилер, толерантность), как «упс» и «вау» заменяют «ой» и «ох».

Мы должны помнить, что сохранить прекрасный, яркий, образный, необыкновенно выразительный язык – наша задача.

Проблема русского языка – это проблема безопасности нашей Родины.