РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
Поделиться:
Темы материала: Интервью М.Л.Левицкий СМИ

Академик РАО, М.Л. Левицкий. Интервью еженедельной газете научного сообщества «Поиск»

СТИМУЛ ПЕРЕМЕН. ЭПОХА РЕФОРМ — ВРЕМЯ ДЛЯ ИННОВАЦИЙ

Этой осенью свое 75-летие отмечает Российская академия образования (РАО). Ее история берет начало в военном 1943 году, когда на основе постановления Совета народных комиссаров СССР от 6 октября №1092 была создана Академия педагогических наук РСФСР. В непростое для страны время нашлись ресурсы для создания первого комплексного научно-исследовательского учреждения в области педагогики. Новая научная организация была призвана обобщать опыт лучших учителей страны, оказывать научную помощь школам, кафедрам педагогики вузов в подготовке к изданию школьных учебников и учебных пособий, изучать проблемы педагогики и решать ее теоретические вопросы. Эту миссию академия, пережившая с тех пор не одну реорганизацию, несла на всех этапах деятельности. С годами менялась не только ее структура: возникали новые вызовы и научные направления, смещались акценты и приоритеты в работе. 
Современная РАО — правопреемница Академии педагогических наук СССР (создана в 1966 г.) — пережила очередное преображение совсем недавно, в 2013 году, когда был принят ФЗ “О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”. Как ученые РАО решают свои задачи в эту непростую для всего академического сообщества пятилетку и с какими значимыми новациями они подошли к юбилейной дате? На вопросы “Поиска” отвечает академик РАО, академик-секретарь отделения философии образования и теоретической педагогики РАО Михаил ЛЕВИЦКИЙ.
 
В результате реформы, как и все государственные академии, мы утратили ряд серьезных полномочий. Перестали быть учредителями по отношению к научным организациям, ранее входившим в состав РАО, в меньшей степени теперь влияем на формирование госзадания для институтов. С одной стороны, академия была избавлена от финансовой, административной, хозяйственной деятельности по отношению к раннее подведомственным ей научным организациям, то есть от не свойственных для ученых функций. С другой стороны, в результате оптимизации (из 26 институтов, входивших в систему РАО, были созданы 9) сократилась численность научных сотрудников, при том что объем исследований, предусмотренный фундаментальным планом на 2013-2020 гг., не изменился. Но мы этот план, тем не менее, успешно выполняем. 
Надо также отметить, что среди основных функций, прописанных в уставе академии, появились новые, включая координацию исследований, экспертизу результатов, тематических планов и заявок на выполнение проектов в области наук об образовании, а также подготовку аналитических справок об их состоянии в России и за рубежом. Однако, несмотря на серьезное реформирование, за эти годы РАО существенно упрочила свой авторитет не только в научно-педагогическом сообществе, но и социуме в целом, и мы встречаем наш юбилей с актуальными интересными результатами и достижениями.
Что, на ваш взгляд, этому поспособствовало?
Во многом — высокий научный авторитет академика РАО Людмилы Вербицкой, которая в 2013 году была избрана президентом нашей академии, ее активность и талант руководителя, умелая координация работы. За последние годы произошли инновационные изменения, позволившие нарастить наши ресурсы. Одно из них  — создание сети региональных научных центров РАО на базе ведущих государственных университетов во всех федеральных округах. Сейчас их уже 31. Таким образом, мы расширили возможности для координации исследований в области наук об образовании. Работа там пока идет с разной степенью успешности, но главное, что этот сложный процесс, требующий немалых ресурсов, запущен.
Как осуществляется координация научной работы членов академии? Расскажите, пожалуйста, на примере Отделения философии образования и теоретической педагогики.
Наши академики и члены-корреспонденты — это специалисты высокого класса, которые трудятся в научных, образовательных, издательских, управленческих и других структурах. Среди них есть научные сотрудники, директора институтов, преподаватели, ректоры, депутаты Госдумы и высокопоставленные чиновники. К примеру, заместитель министра науки и высшего образования, член-корреспондент РАО, заместитель председателя Научного совета по экономике образования при отделении философии образования и теоретической педагогики РАО Марина Боровская и парламентарий, академик РАО, первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ Олег Смолин. 
Одна из задач отделения — консолидировать достижения членов академии в их разных ипостасях в единый результат, и для этого у нас есть несколько инструментов. В их числе — научные советы при отделениях, объединяющие специалистов в той или иной области наук об образовании (история педагогики, дидактика и т.д.). Построены эти общественные структуры по принципу сообществ по интересам, то есть они саморегулируемые. При нашем отделении действуют пять таких объединений. В Совет по проблемам истории педагогики и педагогической науки, возглавляемый членом бюро отделения, членом-корреспондентом РАО Михаилом Богуславским, входят практически все наиболее известные в этой области ученые России. Общественную деятельность они сочетают с руководством профильными советами в своих научных организациях. Например, Михаил Викторович координирует соответствующие исследования в Институте развития стратегии образования (ИРСО РАО).
Теперь — примеры уже имеющихся и ожидаемых актуальных результатов консолидированной работы специалистов нашего отделения. Так, Советом по проблемам истории педагогики и педагогической науки разработана концепция многотомной “Антологии отечественного и зарубежного педагогического наследия”. Первые два тома уже подготовлены к изданию, и после завершения этого проекта в нашей стране впервые будет представлено системное аналитическое видение всей динамики развития истории педагогики и педагогического образования.
Совет по сравнительной педагогике под руководством директора ИРСО РАО Светланы Ивановой ведет исследовательскую программу, которая имеет прямое отношение к задачам, поставленными перед вузами-участниками Проекта 5-100, — она касается использования рейтингов для изучения образовательного пространства. Значимость такого рода сравнительных исследований в том, что они дают представление, в частности, о структуре индексов, применяемых при ранжировании экспертами ARWU (Шанхайского рейтинга), QS или Times Higher Education, в ТОП-100 которых стремятся наши университеты. Это не целевые, а индикативные показатели, характеризующие, скорее, брендовые составляющие, нежели качество образования (согласитесь, число нобелевских лауреатов или иностранных студентов влияет на это качество опосредованно). Использование таких индикаторов как целевых может привести к формальной “подгонке” результатов. К примеру, массовому набору студентов из стран СНГ за счет увеличения квотирования для них бюджетных мест, демпинга цен на обучения  либо использования других механизмов. 
Специалисты Научного совета по экономике образования, который работает под моим председательством, подготовили новый учебник для 10-11 классов по экономике (базовый и профильный уровень), вышедший в начале текущего года. Школьные пособия по этому предмету давно не переиздавались, а экономика меняется быстро. Сегодня мы уже проводим по этому учебнику семинары для учителей. 
Что еще издано в эту “пятилетку”? Появились ли новые учебники для студентов?
На юбилейный рубеж мы выходим в общей сложности с двумя тысячами научных работ, опубликованными членами отделения. Один из примеров того, о чем вы спрашиваете, — третье издание учебного пособия по сравнительной педагогике для бакалавров и магистров академика РАО Александра Джуринского. Заметным событием стал выход фундаментального труда Олега Смолина “Образование для всех” — в своем роде энциклопедии отечественного образования.
Какие наработки ученых РАО сегодня особенно актуальны и что уже сейчас переходит в плоскость практического применения? 
Согласно майскому указу 2018 года Президента РФ Владимира Путина, в 2024 году Россия должна войти в первую десятку стран по качеству общего образования. А для этого необходимо определить, по каким критериям нас оценивают и на каком месте мы сейчас находимся. Как известно, есть три международные системы оценок общего образования. По меркам PIRLS, измеряющей уровень грамотности в начальной школе, мы — одни из первых в мире. Согласно выводам экспертов TIMSS, наши школьники 4-8 классов демонстрируют неплохие естественно-математические знания. При этом, как показывают измерения PISA, в умении применять на практике полученные знания мы несколько отстаем. В международном мониторинге участвует подразделение ИРСО РАО Центр оценки качества образования. Таким образом, наши коллеги сегодня находятся в авангарде борьбы за решение задачи, поставленной президентом. 
На мой взгляд, пора разработать российский совокупный индекс качества общего образования. Педагогическая наука не может решать эту задачу лишь с помощью характеристик, которых дают названные выше системы оценки. Наши дети регулярно становятся чемпионами мира по различным видам образовательных предметов. Должны ли мы учитывать это в совокупных показателях? По аналогии упомянутый выше Шанхайский рейтинг, к примеру, берет во внимание число нобелевских лауреатов в вузах. 
Разумеется, международную оценку нельзя игнорировать, но следовало бы не упускать из вида и национальную специфику. Практика показывает: причина отсутствия у наших детей знаний о том, какие налоги платят их родители или как строится бюджет семьи, — в слабой экономической грамотности населения:  слишком коротка у нас история в этой части. Если дети США и Европы чуть ли не с рождения владеют финансовыми инструментами, то наши школьники в эту тему массово не погружены, и адекватной оценки их умений пока ждать не приходится. Разработка индекса, который учитывал бы наши реалии, — задача на ближайшую перспективу.
В заключение — пример вклада ученых РАО в цифровизацию образовательного пространства. В программе “Цифровая экономика РФ” предусмотрено, что к 2020 году для каждого школьника должна быть построена персональная траектория развития. Если говорить о такой ее составляющей, как обучение, то проблема в разной скорости когнитивных реакций у детей, попросту говоря, есть тугодумы, а есть соображающие быстро. На каких ориентироваться учителю? Обеспечить полную занятость детей на уроках позволят цифровые технологии. Вариант такой: после объяснения материла учитель выводит задачу базового уровня на персональные гаджеты или компьютеры школьников. Те, кто решил быстро, получают задание следующего уровня, другим предлагаются подсказки — примеры, эталоны. Для детей, испытывающих особые трудности, учитель выполняет роль тьютора. 
В помощь педагогам, готовым применять эту методику, мы с коллегами разработали дидактический “конструктор” — набор заданий по экономике. Он апробирован на площадке издательства “Просвещение” — с участием учителей обществознания и экономики московских школ. На недавней общероссийской научно-практической конференции в Орле с “конструктором” познакомились и педагоги региона. Надеюсь, нам удалось подвигнуть их на создание аналогичных инструментов в своих дисциплинах. 
Разумеется, наш разговор затронул лишь часть итогов работы РАО в новом формате. Общая картина новейших достижений ученых всех отделений академии будет представлена на ежегодном Отчетном собрании, которое состоится 25 октября. 
 
Татьяна ВОЗОВИКОВА

ПРЕСС-ЦЕНТР