РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ
Поделиться:
Темы материала:

Президент Российской академии образования О.Ю. Васильева в интервью «РГ» — о том, что будет после ухода от Болонской системы

От Болонской системы ушли — что дальше? Почему не защищаются аспиранты? На вопросы журналистов и читателей на «Деловом завтраке» в редакции «Российской газеты» отвечала президент Российской академии образования, академик РАО Ольга Юрьевна Васильева.

Ольга Юрьевна, бурные дискуссии по теме Болонской системы не утихают. К осени министерство науки и высшего образования пообещало представить меры по созданию национальной системы высшего образования. Какой формат высшей школы нужен современной России?

О.Ю. Васильева: Скажу сразу: Болонская декларация — политическое соглашение. Между прочим, за 10 лет до нее случилась совершенно противоположная история: ректоры Западной Европы приняли Великую хартию университетов, решение о том, что вуз — это автономия, центр науки и практики и, самое главное, что университет — вне политики.

Но затем все переменилось: в 1990-х годах в Европе на первый план вышли вопросы превращения образования из гражданского права в услугу. Мало кто у нас и тогда, и сейчас читал текст Болонской декларации. А там черным по белому сказано: принятие системы, основанной, по существу, на двух основных циклах — «достепенного» и «послестепенного». То есть никаких иллюзий у европейцев уже не было: бакалавриат считался незаконченным высшим образованием.

С принятием декларации ситуация бесплатного европейского образования для граждан каждой отдельной страны повисла в воздухе. Магистратура, по сути, стала платной, полное высшее образование — элитарным. Вспомните студенческие протесты, которые прокатились волной по Франции, Италии, Испании в начале 2000-х: именно Болонский процесс завершил превращение западного высшего образования в рынок с очень высокой конкуренцией.

Что касается России, то присоединение России к Болонскому процессу предполагало интеграцию наших вузов в общеевропейское пространство, упрощение признания дипломов, повышение гибкости программ. Но, будем честны, заявленных целей добиться так и не удалось. При этом ряд специальностей лишился необходимой практической составляющей или, наоборот, базовой фундаментальной подготовки. Будем восстанавливать.

Полностью интервью можно прочитать по ссылке.